Разминирование Ленинграда в 1944 году

23 января 2018 года в библиотеке «МеДиаЛог» (ул. Партизана Германа, 5) прошла лекция «Разминирование Красносельского района в 1944 году»: ко Дню снятия блокады Ленинграда.

В январе 1944 года началась Красносельско-Ропшинская операция по освобождению Ленинграда от фашистской блокады. По территории Полежаевского парка проходил рубеж обороны города.   27 января блокада была окончательно снята. Прошло уже 74 года, но до сих пор наша земля таит в себе смертоносное железо войны.

При подготовке январской наступательной операции было обезврежено почти полмиллиона противотанковых и противопехотных мин. К началу операции инженерными войсками 2-й ударной армии на переднем крае Приморского плацдарма было снято более 4 тысяч вражеских мин и фугасов, растащено «кошками» более 20 километров проволочных заграждений противника, а в исходных районах разминировано значительное количество минных полей.

Из воспоминаний военного корреспондента Павла Лукницкого: «Последним удерживал Красное Село 422-й полк 126-й немецкой пехотной дивизии. Полк получил приказ любой ценой устоять на своих позициях — если сдадут город, семьи офицеров будут казнены. Отступая от станции, немцы взорвали водонапорную башню и мост, сожгли вокзал, жгли дома. В этот день, 18 января, они предали огню и знаменитый Красносельский театр. Были взорваны и плотины у Красногородской писчебумажной фабрики. Вода затопила местность, преградив путь нашим войскам. Взвод 3-й роты 106-го инженерного батальона лейтенанта Семена Куприна в ледяной воде под губительным огнем противника произвел разведку и обозначил броды для танков, которые с пехотой на броне успешно преодолели водную преграду и ворвались в Красное Село».

После взятия Красного Села советская армия пошла вперёд на Гатчину. Армейскому штабу выбрали место на склонах Дудергофских высот. Тут было много больших, крепких землянок, целый подземный городок. Противник не успел его разрушить, он бежал, опасаясь окружения. Армейские сапёры осмотрели землянки, очистили от всего, что могло взорваться — снарядов, мин, гранат. Штаб приехал и начал расселяться на новом месте. Всё было как будто в порядке. Всё же генерал, начальник инженерных войск, тревожился. Он знал, как хитро немцы минируют то, что им приходится оставлять. Наверно, поэтому генерал и вспомнил о сапёрах с собаками. Офицеры неохотно выходили из землянок, не слишком доверяя молоденьким девчонкам-сапёрам с их четвероногими боевыми друзьями. Некоторые подшучивали над сапёрами с собаками. Девушки обследовали землянки быстро. Собаки ничего не находили.  Задержка произошла только в большом блиндаже командующего армией. Один пёс, по кличке Жук, уселся там, подняв голову и вытянув шею. Он упорно глядел на потолок, нервно двигал ноздрями, шумно втягивал в себя воздух.

Чего он там унюхал?

Потолок был низким, крепко сбитым из толстых досок. На них можно было разглядеть каждый сучок.

— А что над потолком? — поинтересовалась Маргарита Меньшагина, хозяйка Жука.

Выше под накатом из брёвен был небольшой, совсем тёмный чердачок. Адъютант командующего ничего не успел туда положить. Сапёры осторожно обследовали тёмное помещение. В глубине чердака стоял мощный трёхкилограммовый заряд тола. К его взрывателю шли с разных сторон туго натянутые проволочки-струны. Стоило только поместить на чердак какой-нибудь свёрток, и мощный взрыв разнёс бы всю землянку. Служебные собаки во время Великой Отечественной войны были незаменимыми спутниками сапёров. Они, как полноправные бойцы участвовали в Параде Победы на Красной площади в 1945 году. Замыкая строй Центральной Ордена Красной Звезды школы военных собак, отдельно, шел главный кинолог Международной федерации служебного собаководства (или, как его называли всегда — главный кинолог страны) подполковник Александр Павлович Мазовер и нес на руках бойца 14-й штурмовой инженерно-саперной бригады — собаку по кличке Джульбарс, которая была ранена во время боевой операции и потеряла возможность ходить. Четвероногий боец участвовал в боях и разминировании местности на территории Румынии, Чехословакии, Венгрии и Австрии и был представлен к боевой награде — медали «За боевые заслуги». Он был единственной собакой, удостоенной такой медали.

Уже 20 января, на следующий день после освобождения Красного Села и Дудергофа был подготовлен план по разминированию. Были задействованы 34 и 67 отдельные батальоны собак-миноискателей. На Пулковско-Красносельском участке разминирование началось с городов Петергоф, Стрельна, Урицк, Красное Село, Пушкин, Павловск и основных дорог этого района.

Главное было — знать характер заграждений противника. В этом помогали нам разведданные, разговоры с местными жителями, допросы военнопленных.

Разминирование начиналось с основных магистралей, где должны были двигаться войска, исторических памятников, общественных зданий и складов. Проверке подвергалась вся площадь: дороги, улицы, канализация, водопровод, электролинии. Проверив и разминировав улицу, отделение приступало к разминированию подходов к домам и самих зданий. В первую очередь отыскивались «мины-сюрпризы», а затем с помощью специальных приборов — мины замедленного действия. Обезвреживал их только один сапёр, бравший на себя весь риск. И когда работа была окончена, вывешивался указатель: «Проверено — мин нет». Последовательность разминирования определялась планом и схемой, утвержденной Военным советом фронта. В первую очередь, к 10 мая 1944 года, требовалось разминировать 32 000 гектаров, отведенных под огороды для жителей Ленинграда, — город ещё голодал. Первоочередной была и повторная проверка дорог и крупных населенных пунктов, разминированных зимой.

Лучший инструмент сапёра — глаз. На втором месте — щуп и уж затем — миноискатель (как показала боевая практика, он малоэффективен, когда на его пути встречаются металлические осколки). Жизненно важны были знания, так как помимо взрывных устройств собственного изготовления противник широко использовал на Ленинградском фронте мины оккупированных им европейских стран — итальянские, румынские, финские, венгерские — и каждый тип имел свои особенности. Безопасность работ по сплошному разминированию была главной нашей заботой. Перед началом операции, где это было возможно, выжигалась сухая трава. Строго соблюдали режим работы минеров. Техническое отделение штаба бригады (начальником его был майор Т.И. Аникеев) разработало многие приспособления, облегчавшие труд сапёров.

Из состава 34 отдельного батальона, который участвовал в разминировании Красносельского района сейчас в живых осталось только 2 человека: Александра Александровна Петрова, и Анелия Ефимовна Козырева. Одна из них, Анелия Ефимовна Козырева и сегодня живёт в нашем Красносельском районе.

За период с 21 января по 10 августа 1944 г. в Ленинграде и области обнаружено, собрано и уничтожено более 3 млн. штук различных типов мин, снарядов и гранат, более 20 тыс. авиабомб, разминировано 286 мостов, свыше 3 тыс. населенных пунктов, около 60 тыс. различных зданий, почти 3 тыс. фортификационных сооружений, сотни километров дорог, улиц, ходов сообщений и окопов, минных полей.

Прошло семь десятилетий после окончания войны, но война до сих пор напоминает нам о себе страшными находками. Низкий поклон людям, которые рискуя своей жизнью спасали и спасают жизни других.

Разминирование

План разминирования Урицка

Бойцы МПВО Ленинграда

Бойцы МПВО Ленинграда

Поиск мин

Создание прохода на минном поле

Создание прохода на минном поле

Разминирование в полосе наступления

План разминирования Красного села

Собаки-сапёры

Собаки-сапёры участники Парада Победы

Собаки-сапёры участники Парада Победы 1945 года на Красной площади в Москве

Книга о разминировании

23.01.2018 Разминирование Красносельского района в 1944 (1)

23.01.2018 Разминирование Красносельского района в 1944

разминирование

 

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *